Звонок по России бесплатный

Происхождение Программы Нарконон

История нарконон

2 августа 1965 года Уильям Бенитес, заключенный тюрьмы штата Аризона, спрыгнул с двойной койки в старом блоке, где он был размещен, и сделал следующую надпись на настенном календаре: " Нужно создать антинаркотический фонд".
Он обвел 18-ое число того же месяца, его целью было подойти в этот день к тюремщикам для просьбы, дать разрешения на создание программы по реабилитации наркоманов внутри тюремных стен.
Тюремное руководство отказало в разрешении на проведение программы по лечению наркомании. Просьба гражданина Бенитеса,; начать программу, состоящую из двадцати осужденных наркоманов, вызвала беспокойство чиновников, которые опасались такой программы реабилитации и решили, что она может создать проблемы безопасности (такие программы были редки в тюрьмах в то время).
Должностные лица, имели мало оснований полагать, что просьба наркомана и неоднократно осужденного преступника, может привести к одной из самых успешных реабилитационных программ в мире!
Бенитес продолжал настаивать и, наконец, чиновники приняли решение, что программа необходима, и она не будет представлять угрозу для безопасной и упорядоченной работы тюрьмы. После того, как разрешили запустить программу на экспериментальной основе, он основал Нарконон (наркотикам-нет) 19 февраля 1966 года.
Уильям БенитесСпустя год, в 1967 году, Бенитесу предложили досрочно освободиться из тюрьмы. Однако он попросил суд изменить решение, чтобы иметь возможность остаться в тюрьме и продолжать работу над программой «Нарконон».
«Это было самым лучшим решением, которое я принимал когда-либо в своей жизни, - говорил он. Однако это было и самое трудное решение. Я бы с огромным удовольствием покинул тот суд свободным человеком».
В 1972 году в Лос-Анджелесе программа впервые начала предоставляться на условиях пансионата.
Сегодня, Нарконон распространился от одной экспериментальной программы в тюрьме штата Аризона, до 140 центров во многих государствах и странах, таких как:  Дания, Италия,  Голландия, Германия, Франция, Швеция, Испания, Канада, Россия, Украина,  Мексика, Колумбия, Швейцария, Новой Зеландия, ЮАР, Гана, Великобритания, Австралия, Индонезия, Тайвань, Аргентина и Бразилия.
В 1981 году Управление исправительных учреждений Аризоны приняло Уильяма на работу в качестве ответственного за связь с заключенными.
Начиная с 1965 года, Уильям Бенитес работал на благо Нарконона до тех пор, пока  он не умер от внезапной болезни в 1999 году.  Ниже, он рассказывает свою историю:

Я начал курить гашиш в 1947 году, когда мне было тринадцать лет.  После чего я пошел к инъекционным опиумным наркотикам, когда мне было лет пятнадцать. Я начал криминальный образ жизни и был арестован за различные преступления, потом я решил присоединиться к морской пехоте, чтобы увидеть, вдруг, так я смогу уйти от наркотиков. Вместо этого, я в конечном  итоге был опять арестован за хранение и распространение наркотиков во время корейского конфликта. В последующие годы я старался держаться подальше от наркотиков. Иногда, я мог держаться в течение короткого времени, иногда возвращался на иглу снова. Я употреблял около восемнадцати лет, и это стоило мне тринадцать календарных лет нахождения под замком.
22 декабря 1964 года, в мой последней срок в тюрьме, я признал себя виновным за  хранение наркотиков. Потому что я был приговорен уже как закоренелый преступник, приговорили меня к  пятнадцати годам,  вплоть до пожизненного. Один судебный чиновник говорил что помнит, как я  говорил ему на суде,  как я все еще собираюсь оставить наркотики в одиночку и, может быть, даже создам свою программу лечения наркомании.Я очень хорошо помню его слова: "Самое лучшее, что можно сделать для ребят вроде тебя в первое время - это спрятать тебя за стенами здания и оказать тебе и всем остальным услугу, вытащив тебя из этого ничтожного положения". Мой адвокат организовал для меня праздник, прежде чем меня посадили, а суд был как раз перед Рождеством, чувствуя, что дух праздника, может быть, пойдет мне на пользу. Это, возможно сработало. После этого, я сделал заявление в суде, сказав,  что не смотря  на все мои предыдущие неудачные попытки, которые я делал за эти годы, чтобы прекратить употреблять наркотики, такие как присоединение к морским пехотинцам, заключение себя в  больницы для психиатрической помощи и терапии в ряде случаев, изолируя себя в шахтерских городах  и  личная попытка бросить эту привычку, и даже два брака не помогли мне выпрямиться. Я сказал ему, что, несмотря на все эти неудачи, я все еще собираюсь сделать это. И я собирался найти решение моей проблемы, что я еще не сдался. Должно быть, он считал, что во мне была еще капля надежды избавиться от зависимости. По этому, он приговорил меня к обязательному пятнадцатилетнему заключению. После прибытия в СИЗО, мой друг дал мне материал для чтения, чтобы я не падал духом.  Среди материал была старая, оборванная книга, «Основы жизни» Л. Рон Хаббард. Я и раньше слышал о его сочинениях, когда я  отбывал десятилетний срок в тюрьме штата Аризона, но никогда не читал их. Я всегда был страстным читателем книг, особенно о человеческом поведении и психологии. Тем не менее, эта небольшая книга поразила меня больше чем те, которые я когда-либо читал(больше тех,которые я когда-либо читал). Я прочел её снова и снова, а затем приобрел еще книги Л. Рона Хаббарда и внимательно изучал их в течение следующего года, даже по ночам я читал эти книги в своей камере.В этих книгах рассказывалось о человеческих способностях и их развитии. Я был поражен. Я не легковерный человек, когда дело доходит до принятия новых или нестандартных подходов и идей. Если они работают, хорошо. В противном случае, можно выбросить их в окно. Они либо работают, либо нет. Я устал от экспериментов с таким количеством идей и философий, многим из них верят только потому, что они были написаны некими "авторитетами".Поразившим меня больше всего в материалах Хаббарда, было то, что они сосредоточены не только на выявлении способностей, но и на методах (практические занятия) их развития. Я понял, что наркомания была не более чем "инвалидностью", результатом того, что человек перестает использовать способности необходимые для  конструктивного выживания.Я обнаружил, что если бы человек  после того как справился с ломкой начал бы прикладывать определенные способности (те, которые были у него до употребления). Человек мог бы продолжать действовать в направлении поставленных целей (например бросить наркотики раз и на всегда),  он мог бы противостоять жизненным трудностям, не избегать  проблем, а  решать их, общаться с людьми, нести ответственность за себя и свое окружение и установить этические и моральные нормы.Я наконец понял, что я  нашел те самые способности, которые необходимых для преодоления моей проблемой наркотиков.  И они были у меня раньше, но за многие годы употребления я утратил их. Чувство себя на твердой почве, я знал, что я должен был сделать эту технологию доступной для других наркоманов в тюрьмах. Я стал вспоминать  всех своих знакомых, с которыми употреблял наркотики, начал искать их с целью поделиться таким новым способом, новой программой.   Вскоре я понял, что тюремные стены не мешают чувствовать мне внутреннею свободу, и был уверен, что Нарконон дойдет до международного масштаба, и даже написал статью об этом в 1967 году, под названием «Цель Нарконон».
Через небольшой промежуток времени, программой заинтересовались вне стенах колонии, тем самым стал увеличивался приток наркозависимых вне колонии, я получал очень много положительных отзывов о своей программе. Программа выполнила свои ожидания настолько хорошо, что через семь месяцев после начало действия Нарконон, меня просили, осуществить другую программу для несовершеннолетних правонарушителей, размещенных вне тюремных стен.Тогда я написал Л.Рону Хаббарда о своей программе Нарконон. Он и его организация поддержали мою программу, жертвуя свои книги, кассеты и учебные материалы. Я получал сотни писем со всего мира с благодарностью от людей, которые при помощи Нарконон оставили наркотики и незаконное поведение в прошлом и начали новую успешную жизнь.

 «Нарконон» впоследствии попал в поле зрения общественности, Уильям Бенитес давал интервью в знаменитых журналах и на телевидение.
Бенитес завершил свой тюремный срок и был выпущен в октябре 1967 года. Он переехал в Калифорнию, чтобы расширить «Нарконон» организации и сделать его более доступным для нуждающихся.  Хаббард и его организация поддержали усилия Бенитиса в глобальном расширении.
Годы спустя Бенитес вернулся в Аризону и управление исправительных учреждений Аризоны приняло его на работу в качестве ответственного за связь с заключенными.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях: